Galla_dim
Переписаная история любви!

Вместо предисловия
С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы – почти тигрица, обнимающая детеныша.
Вера Полозкова
.
Царицыно. Уже совсем по-летнему тепло. Я вспоминаю, кто я, вспоминается сложно, читаю дневник, и ищу тебя в лицах прохожих. Я помню. Как было холодно месяц назад. В тот месяц, когда ты пришел в мою жизнь, и выстрелил в упор в мою душу, с улыбкой которую помню по сегодняшний день.
Тогда ты пришел совсем тихо, нашелся где-то в недрах Интернета, и поселился во мне. В каждой частички моей души в каждой клеточке, моего организма. Ты был достаточно самоуверен, ни чего не обещал, ни о чем не просил, ни чего не дарил. Просто был рядом. С тобой было невыносимо легко и тепло. Даже в ту нашу первую встречу, когда мы обошли все Царицыно, не на секунду не замолкая. Понимали друг друга с полуслова, ты что-то рассказывал, я отвечала «-Я тоже!». И так было во всем. Это огромное понимание и согласие охватило меня, как наваждение. Ты был тем, с кем говорили на одном языке, и не надо было объяснять самые обычные вещи. В тот день, когда было холодно, но с тобой было все равно тепло. Да я тряслась, говорила, что от холода, а на самом деле, от твоего присутствия.
Сейчас вот сижу на том же месте, смотрю на спокойную гладь реки, даже не знаю, как у неё название, а ведь оно есть, ведь у всего в этом мире должны быть имена. Сижу, смотрю на неё, и на фонтан. Ха, сейчас вспомнила, как мы сидели на этом парапетике, а к нам со спины подошли менты, и так заботливо попросили слезть! Сказали еще, что-то из разряда «Вода холодная и мокрая, будет не особо приятно купаться» Ты еще что-то пошутил, я поддержала. И мы пошли к фонтану, мы шли, боясь прикоснуться к друг-другу, хотя я ужасно хотела коснуться тебя, но мне было невыносимо страшно, что тебя может и не быть на самом деле. Что это сон, или мое воображение.
Помнишь мои перчатки, в сеточку, которые я одела, не от того, что было холодно, а от того, что хотелось быть для тебя немного загадочней, немного сказочной. Я так и не узнаю, получилось у меня или нет. Когда я одела эти перчатки я взяла тебя под руку, в них было проще это сделать, потому что казалось, что так мое прикосновение не спугнет тебя-сон.
А сейчас вот я вспомнила, как мы подошли к этому фонтану, и все перевернулось, там играла такая прекрасная музыка, она как будто была специально поставлена, чтобы полностью поралезовать меня. И ты тогда еще сказал, (помню, как сейчас):
- В такие моменты, очень сожалею, что не умею танцевать!
Потом сидели на лавочке напротив фонтана, который играл цветами и танцевал под музыку, вырывающуюся из колонок. Летали птицы и мы смотрели на этих птиц, молчали за долгое время, иногда я понимала, что мы смотрим на одно и тоже. Смеялась и шутливо возмущалась этому факту, моля всех известных мне Богов, чтобы так продолжалось, как можно дольше! Я тебе тогда говорила, что сегодня вижу цветную жизнь, за столько времени впервые я видела жизнь не черно-белой, а настоящей. Ты подарил мне реальность – это был один из прекрасных самых подарков. Я боялась спугнуть все это, хотела молчать бесконечно долго! Краем взгляда рассматривала твое лицо, запоминая каждую впадинку на твоем лице, пересчитывая каждую ресничку, впитывая в себя далекую нежность твоих губ.
Ах, эти губы, как они манили меня к себе, но я хотела казаться немного далекой, чуть чуть равнодушной, играла в театре одного актера, для одного зрителя. Сейчас понимаю, что так надо было действовать всегда. Но я не сожалею не о чем, не о едином слове сказанном тебе. Единственное, что я сделала не правильно, так это то, что я где-то далеко в своем подсознании решила совершить сделку с твоей свободой. И как только эта мысль возникла в подкорках моего мозга, я потеряла тебя. Возможно, потеряла навсегда. Не хочу в это верить, знаю, что буду ждать, ведь иногда бывает, что люди дожидаются. Хотя ты и запретил мне ждать, я все равно буду верить в чудо.
Мне никогда не забыть наш ночной разговор в сети. Это еще до того, как ты исчез. Ты тогда написал, что тебе грустно, и я захотела тебе как-то помочь, и стала расспрашивать, что у тебя приключилось. Я этот диалог выучила наизусть, и пересказываю её себе, чувствуя себя при этом червивым яблоком, лежащим, никому ненужным в саду.
Ты: «Я хочу извиниться за всё. Я делал много глупых шагов без продолжения, которого и быть то по сути не могло... Сложно всё это писать, говорить в глаза было бы проще наверное, ну да ладно. Мы с тобой в некоторых смыслах слишком одинаковые, я это понимал с самого начала и мне было приятно тебе помогать, хотя бы поддерживать. Ты для меня друг. Действительно друг. А за глупые поступки- прости.»
Я: «Тебе не за что просить прощения. О таком всегда проще писать, сказать и вовсе невозможно. А за все "глупые поступки", спасибо тебе:)»
Ты: «не знаю, мне в глаза всегда проще говорить. Меньше душевных переживаний и времени "на подумать"
Почему ты изменила имя?»
Я: «ну мне точно проще, что ты это написал:))) так мои душевные переживания никому не видны))))
Потому что Больше никогда не будет Ангелины Жариковой»
Ты: «Знаешь Ангелина... ты в моей жизни тот хороший светлый человек, наверное самый светлый, которого я встречал, которого хочется оберегать и защищать. Которому хочется помогать... Хочу чтобы ты знала что я всегда рядом. Жаль что я такой, какой есть.» (А через пару дней ты исчез. Хотя обещал быть рядом, но я хотела верить тебе и поэтому верю до сих пор)
Ты: «знаешь солнце... я пожалуй уеду из Москвы в скором времени. Я оставлю тебе пару телефонов и если будет нужна помощь- позвонишь им. Тебе помогут.»
Я: «номеров не надо, думаю не пропаду, я тоже в середине июля наверно уеду в питер или в европу.
Я не хочу чтобы ты уезжал.... я переживаю...»
Ты: «ну глупенькая моя)))) я же никуда не исчезаю))) Я потом уеду. А сейчас я с тобой) Говорил же, я рядом)
а уезжаю я не из-за тебя, не нужно тебе никуда уезжать, останься пожалуйста тут... я хочу чтобы ты осталась.»
Ты: «всё хорошо солнце... пообещай что ты будешь жить долго, счастливо, у тебя будут маленькие розовощёкие дети и ты будешь любить этот мир. Пожалуйста... Просто пообещай. Без ультиматумов, предложений итд. Я считаю, что я достоин этого обещания)»
Я: «Я не умею обещать того в чем не уверена. Я уже обещала маме, что буду счастлива, но вот как-то не получается... Не хочу обманывать. Но я буду изо всех сил стараться...»
Ты: «Спасибо тебе... теперь я спокоен»
Потом мы еще поговорили, а на следующий день, я написала, что люблю тебя. Ты молчал. Я напилась в баре ромом, а на выходе из бара, попала в ужасную ситуацию, в которой мне нужна была помощь, но ты уже не брал трубку. На следующий день я получила смс, где ты просил не звонить тебе и не писать! Я не удержалась написала тут же. Ты поставил меня в список игнора. И с того времени я каждый день пишу тебе письма и сжигаю их. Думаю о тебе каждую минуту, каждое мое слово пропитано любовью к тебе, каждый вздох только потому что ты где-то есть, потому что где-то есть твои глаза, руки. Потому что где-то там далеко ты еще улыбаешься, смеёшься и возможно хоть из редко но вспоминаешь обо мне!
Когда-то ты мне сказал, что мы слишком похожи я очень задумалась и поняла, что мы действительно два человека, которые очень хотели счастья, которые пытались ответить на вопросы, на которые никто и никогда не найдет ответ! Мы жили в кредит, мы были идеалистами покупали себе место, иногда место было похожим на кладбище, а когда встретили, то что важнее всего, то что не надо брать в кредит, испугались, и спрятались в песок, точнее даже не так, мы разбили голову об асфальт, в попытке спрятаться. Когда ты появился, я была абсолютно вымотана, хотела разменять радость и чувства на цинизм. А получилось, что встретила тебя! Всего такого же, как я! Я люблю тебя, счастье мое. С тобой я забыла, что беру жизнь в кредит, впустила тебя в сердце, где ты расположился вполне себе, как дома, и остался там на долго! А потом исчез, исчез из моей жизни, оставив горстку воспоминаний, огромную историю сообщений в телефоне и в сети, и книгу Э.М Ремарка.
Знаешь, я решила переписать нашу историю. Даже не так, я решила написать её продолжение, не сопливое драматично-романтичное, а единственно верное и исключительно наше! Я не буду переписывать, все, что уже успело произойти, ведь все что с тобой связано, было и остается самым дорогим и трепетным. Когда я вижу тебя онлайн, не важно, что ты поставил меня в список игнора, я все равно нахожу возможность проверить, наличие тебя в сети. Так вот когда я тебя там вижу, я безудержно воображаю себе, как ты сидишь по ту сторону экрана, пишешь кому-то сообщения, улыбаешься очередному смешному статусу или просто веселому сообщению, даже придумываю себе, что ты можешь там себе думать. Я не могу писать тебе, это сложно! Недавно вот отправила тебе цитату в смс из нашего любимого Ремарка на немецком: «Ich bin durchgelöchert von Liebe»(Любовь изрешетила меня на сквозь). Кстати Ремарк – это то, что меня неразрывно связывает с тобой. Хотя не только Ремарк, у меня с тобой связана вера, а это не поправимо. Нас связывало и связывает, наше отшельничество в мире заменяемых! Мы любили одно и то же, мы смотрели на одно и тоже. Ты хорошо смеялся, был сам себе и королем и шутом, а я рядом с тобой могла говорить только «Да» . Всегда соглашалась, вся такая исполнительная клуша, как это было глупо и не выносимо не правильно! Я боялась, просила разрешения, чтобы снится тебе, ты просил, делать это так чтобы ты не привыкал. Я так и не узнаю, получилось у меня или нет. Скорее нет, мужчины не видят, того что получают в жизни! Я просила, тебя подарить мне одни сутки, те сутки. Когда я была бы просто твоей возлюбленной ну или хотя бы любовницей. Сейчас уже просьб не осталось. Наверно осталось только желание и вера. Все Больше ничего и ни как!
Ты твердил мне что-то про дружбу, а я смотрела в твои голубые глаза и что-то говорила, говорила, говорила. А в мыслях были только просьбы и желания. Я чувствовала себя подбитой собакой, или нищенкой у храма Христа спасителя. Говорила: «Пойдем погуляем,» думая «Можно я буду с тобой». Я говорила: «с тобой ужасно легко», думая: «Впусти меня к себе!».
Я напишу нашу историю в третьем лице, я расскажу её всем, с одной единственной надеждой, что эта мечта превратится в жизнь! Я люблю тебя, грусть моя!
Посвещается Геннадию Steiner. И всем кто еще верит в счастье!
Ваша Гелла Хольман.

@темы: мое безумие. что-то с претензией на прозу. начало